Лента новостей

апрель 18, 2021

11:19 В ДТП погибли два работника СБУ

апрель 17, 2021

17:42 Украинский хакер получил "десятку" в Америке

17:03 В Харькове водитель-наркоман въехал на рынок "Барабашово": двое пострадавших

15:07 Протянул ноги экс-нардеп из Блока Тимошенко

10:24 От ковида умер председатель Подольской РГА Киева

10:21 На Львовщине скончался клиент, уколотый "астразенекой"

10:18 Украинский консул задержан в Петербурге

апрель 16, 2021

21:05 Суд дал девять лет похитителю активистов Майдана Вербицкого и Луценко

13:22 Кличко обещает карантинную жесть на Пасху

11:33 НАБУ сообщило о подозрении бывшему начльнику Департамента Нацполиции

10:35 В центре Николаева убили бандита

апрель 15, 2021

20:00 Утвержден новый санкционный список контрабандистов

17:14 Рейдер Игнатов, которого семь лет не могут посадить, отправлен под домашний арест

17:06 "Киевские электросети" Ахметова незаконно подключились к его дворцу

11:25 Тупицкий снова "закосил" от суда

11:19 Главного детектива НАБУ шестнадцатый год "отмазывают" от смертельного ДТП

11:06 Байден передумал вводить корабли в Черное море

10:48 Пинчук тоже продает яхту

апрель 14, 2021

19:45 В Харькове задержали рэкетиров из ОПГ "Залютинские"

15:04 В Николаеве уволен прокурор, совершивший ранее серьезное ДТП и пытавшийся "откосить"

Авиазвод

03.02.2021 12:26

В Киеве был авиазавод, выпускавший самолеты. Он и теперь есть, но больше я на заводе не работаю. Ну его на хуй. Но раньше было другое время и работать на этом заводе считалось счастьем.

После школы мне было меньше восемнадцати. Малолетка. Проблема состояла в том, что будет и восемнадцать. И тогда заберут в армию. Армия была неизбежна как смерть, в ней служили даже мажоры. Отвертеться удавалось по двум причинам: 1) если ты еврей; 2) если ты калека с явно выраженными признаками. Второй случай, впрочем, ничего не гарантировал. В военкомате я слышал рассказ про прапорщика, который умудрился отправить на службу парня без руки. Кажется, на Дальний Восток.

Обычно человек ходит в ненавистную ему школу, чтобы подготовиться к службе в ненавистной ему армии. Армия же нужна, чтобы подготовить человека к тюрьме. Завод с колючей проволокой на заборе выступал в качестве факультатива.

***

Чтобы не нарушить цепь событий и не загреметь в тюрьму раньше срока, до армии нужно было где-то перекантоваться. Возле нашего района самым престижным местом считалось Киевское Ордена Трудового Красного знамени авиационно-производственное объединение имени 50-летия Великого Октября. Сокращенно КиАПО. Приятно было называть полные регалии задержавшим тебя и составляющим протокол ментам.
Что касается «Ки», мой приятель, читавший книги про войну объяснял так: можно было бы назвать КАПО, но капо – надсмотрщик в концлагере.
Авиазавод был крутой, престижной и мощной в масштабах СССР организацией. И, как любой военный завод, страдал от неразрешимого противоречия секретности. Здесь все было режимным, ограниченным, доступным лишь посвященным. Однако массовое производство высокоточной техники требовало большого количества примитивных, незадачливых людей, с которыми в разведку не пойдешь. Если бы заводом управляли лишь кагебисты, они бы не приняли на службу ни одного из тысяч селюков, ежеутренне штурмовавших проходную на проспекте Победы. Чтобы затем разбежаться по нескольким десятков огромных цехов, на входах в которые – сам видел – мог стоять комсомольский секретарь с секундомером, отмеряя, насколько ты опоздал.

Поэтому на заводе был принят компромисс, известный по множеству других организаций и по стране в целом. На фасаде свирепствовала идеология, требовавшая стать рабом системы. Но уже на уровне курилок человек мог расслабиться и озаботиться привычными вопросами: как тут получше устроиться и что здесь можно украсть.

Пафос

Идеология позволяла кормиться множеству бездельников, к которым я поспешил примкнуть. Школа учит не только курить и матюкаться: я стал немного рисовать, а на КиАПО требовались художники для наглядной агитации. В цехах завода ежечасно вывешивались рукописные объявления на разные темы. «Удвоим усилия по выпуску продукции!», «Экономика должна быть экономной», «У слесаря-механосборщика Алексея Иванова родился сын. Поздравляем»! «В четверг состоится комсомольское собрание» и так далее. Допринтерная эпоха давала шанс множеству скучающих, рефлексирующих, неспособных убежать на Запад молодых людей заявить о себе. Я оставил заявку на художника в отделе кадров. Навстречу вышел свирепый профорг 24-го цеха. «Что ты умеешь?» Я показал ему картинку а-ля Сальводор Дали, нарисованную шариковой ручкой на странице из школьной тетради в клеточку.

Профорг ушел посовещаться с начальством. Вернувшись, заявил, что я принят с зарплатой в 150 рублей – сумасшедшая для новичка сумма. Он вернул мне картинку, на обороте которой заботливой материнской рукой – это я уже потом заметил – было написано: «Сынок, на обед разогрей картошку на сковороде».

Через два дня мы с администрацией цеха с прискорбием выяснили, что я не умею рисовать. Профорг с фамилией Кривеха, хотел бы меня удавить. Он сильно прогадал и даже обосрался, приняв на работу такого дурака. Зарплата упала. Осознав фиаско, я стремительно научился писать шрифты, став вскоре лучшим художником на заводе. Ну почти. Однажды я по приказу начальства нарисовал огромный стенд с какой-то соцгалиматьей. Стенд выставили снаружи возле завода и я гордился. Пока не узнал, что есть

Настоящее искусство

Крутым бизнесом для продвинутых художников высшего калибра являлась подделка проездных документов на общественный транспорт в Киеве. Тогда проездной выпускался на серой твердой мышиного цвета бумаге, которую можно было украсть в типографии, если ты имел допуск или связи. На этой картонке размером и форматом с игральную карту были отпечатаны офсетным способом данные: метро, троллейбус-автобус, трамвай, УССР, Киев, прочая фигня и еще - круглая фиолетовая печать.

Искусные художники авиазавода наносили на картонку краску через микроскопический трафарет, создавая полную иллюзию типографской продукции. Рассказы про Левшу или Миколу Сядристого, рисовавшего портреты на голове мухи – чистая правда. Человек способен на многое. Месячный проездной билет на все виды транспорта, главным из которых являлось, конечно же, метро, продавался в киосках за девять рублей. На КиАПО его распространяли среди своих по стоимости четыре рубля. Много позже, научившись ремеслу и имея хорошее зрение, я сам рисовал проездные для метро, но без трафарета а тонкой кистью. Такой проездной выручал в «голодные» студенческие годы.

Уникальный глазомер был не обязателен, чтобы подработать художником на КиАПО. Мой коллега в свободное, пока не видит начальство, время расписывал чугунные копилки в виде негров, глотающих монеты. Эти китчевые копилки были популярны в 80-е. Кладешь негру в руку монету, нажимаешь на рычаг – и он монету глотает. Копилки отливались в одном из многочисленных заводских цехов и их затем нужно было раскрашивать.

Множество мелких художнических ремесел вроде покраски дамской обуви я оставляю за кадром. Иллюстрацией им могла бы послужить любая картина Брейгеля (или Босха, вечно их путаю).

Подчас мне казалось, что художников на КиАПО слишком много. Они слонялись от цеха к цеху, травили байки и далеко не все умели рисовать Ленина не по клеточкам.

Рисование по клеточкам выдавало в тебе неумеху. Ленин с плаката, отпечатанного в Москве, расчерчивался на фрагменты по 10 сантиметров. Затем ты, не будучи художником, мог воспроизвести рисунок, копируя каждую клетку. Рисование по клеткам считалось уделом ремесленников, но на заводе никто особо не стыдился. Там были особые мастера, суперпрофи, способные нарисовать многометровый транспарант со скуластым гражданином, прочно держащим серп и молот - до них не дорасти. Такие плакаты вывешивались по торжественным датам на проходной. Чтобы ты, идя домой, помнил, какой классный завод ты оставляешь. И не дай бог тебе опоздать на смену.

Рабочие

Ярких красок для описания тогдашнего пролетариата у меня нет. Если вы были приличным человеком в возрасте 16-18 лет, да еще и без наркотиков, то наверняка чувствовали от жизни исключительную радость. А идиотов любого сорта воспринимали как случайную и временную помеху, даже не разбирая причин, доставляющих вам возможные неудобства. Вы даже, быть может, верили, что людей можно перевоспитать с помощью искусства – идея, навязывавшаяся тогда официальным социумом.

Я чувствовал, что люди у станков другие и такие, что в дом позовешь не сразу. Но списывал новые ощущения на собственную недоразвитость и неосведомленность. Если подойти к делу визуально, то тогда в Киеве все жлобы ходили в голубых костюмах. Вот представьте: улица и все  - в голубых костюмах с обязательным выпуском воротника белой рубашки на поверхность пиджака. Так ходили все новоприбывшие в Киев. Да и живущие в нем. Сказать, что человек в голубом костюме жлоб было небезопасно. Потому что твой собеседник наверняка имел такой костюм.

Режим

В интернете выкладывают рассекреченные документы КГБ про Украину семидесятых. Недавно я видел донесение о том, как на Киевском авиазаводе на стекле самолета обнаружили нацарапанную надпись «Бейте коммунистов». Хорошо помню этот цех. А может и соседний, их там много. В этих цехах, огромных, бесконечных, ясно сообщающих тебе твой масштаб на планете, доводились до ума, до товарного вида самолеты. Здесь постоянно сверлили и клепали. Здесь уши сворачивались в трубочку, если случайно зашел. Один из цехов так и назывался: «Клепальный». Войти в него без наушников, в которых управлялись рабочие, было смертельно. Голова отваливалась мгновенно. По иронии судьбы в этом цехе иногда устраивали в обеденный перерыв концерты для рабочих. Однажды я побывал на одном. Выступал хор мальчиков союзного уровня. Звонкие детские голоса отражались от сводов ангара с недостроенными самолетами. Великолепная акустика.
Не оставляло, правда, оставляло ощущение, что по окончании концерта начнется адский грохот. И тогда коллега-художник указал подбородком на ближайший самолет: «Тут чувак написал в кабине «бей коммунистов». Шухер был страшный…»

В выходные дни доступ на завод был строжайше запрещен. Но если надо, выписывался спецпропуск. В нашем цехе был уникальный комсомольский секретарь по кличке «Робот». Он бубнил советские мантры, улыбался нейтрально-приветливо и внешне был каким-то квадратным. Однажды мой друг-художник получил наряд на работу в выходные. «Пришел я в цех, - рассказывает, - зашел поссать. Гляжу: Витя-Робот на очке сидит. Ну, привет-привет. Потом пошел в мастерскую, работаю. Заходит Робот. Слушай, говорит, дай я твой пропуск гляну. А то может под тебя кто заделался…»

***

Заводская служба начиналась рано, что устраивало крестьян, привыкших ложиться и вставать с петухами. Но для изнеженного киевлянина начало смены в 07.30 выглядело ужасающе. Человек творческий просыпается утром в 11.00 чтобы выпить чашечку кофе. Ценой мучительных переговоров я вытребовал себе смену с 08.30, но и на нее нередко опаздывал. Масса заробитчан ломилась сквозь проходную к семи-восьми. Чтобы получить пропуск, следовало нажать кнопку сбоку кабинки вахтера. Какая-то сволочь прежде чем свалить в Израиль изобрела совершенный по докомпъютерным меркам механизм учета входящих-выходящих. Вахтерша сразу видела, что ты опоздал, а за опоздание следовал хоть и не расстрел, но внушительный втык на грани финансовых репрессий.

На заводе также был принят комендантский час до 11.00. До одиннадцати ты не мог перемещаться за пределами цеха. Предполагалось, что данное время ты должен посвящать производству. А затем уже идти курить, щупать сотрудниц и рассказывать анекдоты про Брежнева.
Все, конечно, перемещались, воспроизводя сцены из фильмов про фашистов. Я тоже бегал полусогнувшись и ни разу не попался. Один из запретных маршрутов пролегал в направлении редакции заводской газеты: мне захотелось не только рисовать, но и писать.

Интеллигенция

Ее хватало. Прежде всего в конструкторских бюро за кульманами. Мой друг выебал на столе во внерабочее время чертежницу Тому. Интеллигенция была итээровская (ИТР – инженерно-технический работник, аббревиатура, принятая в СССР – прим. Авт.). Она уважала науку, читала братьев Стругацких и пела песни под гитару. Страшное количество чертей и сов. интеллигенции не создавало, однако, проблем на заводе. Я и сам был чертом. Плохо образованным и плохо воспитанным человеком. Но когда меня вдруг потянуло к знаниям, в заводской библиотеке мне без проблем выдали словарь Даля. Я листал книгу пальцами, испачканными в краске и внезапно почувствовал, что так нельзя.

На заводе был газетный киоск. По средам, когда выходило единственное читабельное и относительно доступное очкарикам издание «Литературная газета», у киоска выстраивалась очередь. Обычно я прибегал заранее, чтобы купить номер, а то и несколько, если разрешал классический старик-продавец. За заводом же, «на воле» располагался еще один киоск, в который иногда доставляли немецкий сатирический журнал «Оленшпигель». Это был недорогой журнал с карикатурами, понятными без слов. Главное же - журнал вдруг начал печатать на последней странице фото голых женщин, о чем не догадывались многие киевляне. Я стал регулярным покупателем «Оленшпигеля», наклеивая фото на внутреннюю дверцу заводского шкафчика, как у крутых пацанов. Однажды прибежал профорг с друзьями и потребовал отпереть шкафчик, куда я наклеил соблазнительную брюнетку.

«Ну шо?» - победоносно спросил профорг.

Прочие одобрительно закивали головами.

«У Танюшки жопа більша», - заметил все же один скептик.

Изделие 400

Раньше нельзя было жить просто так, размеренно. Раньше ты обязан был стремиться к подвигу. А совершив его, готовиться к следующему. Нынешняя трескотня на украинском телевидении ничто по сравнению с советской пропагандой, которая регулярно выставляла человеку барьеры. Вот сейчас мы готовимся встретить годовщину революции или войны, а затем мы станем ударным трудом крепить готовность ко встрече еще какого-нибудь 45-50-летия. Человек не должен был расслабляться, чтобы, забывшись в неге и глядя а потолок подумать, а на хера мне это все.

Самым ответственным и дырявящим мозг заданием на авиазаводе у нас стало производство «изделия 400». Так секретно назвался самолет «Мрия», куда можно запихнуть полстраны. В цехах развесили длинные транспаранты, и, слава богу, мне рисовать их не довелось. А то бы не справился. Большие транспаранты требуют техники нежели творчества. К тому же на них хочется написать слово х**, а его не растянешь на 20 метров.

Когда изделие четыреста наконец выпустили, я прозевал данный случай. Мы с друзьями почему-то пошли в ресторан «Мелодия», ныне не существующий, напротив ресторана «Лейпциг», тоже теперь не существующего. В доме, где была «Мелодия» прежде жил не то Гашек, не то Чапек (все таки Гашек). Мы славно провели время в ресторане. Наутро я с чугунной головой приплелся на завод, где узнал, что мы выпустили «Мрию». Которой нынешняя Украина, по примеру умных стран, приписывающих чужие заслуги, гордится.

Версия для печати Василий Угловой, для Досье

Читайте также

03.04.2021 19:34 / Колонки Гарного дня!

29.03.2021 18:35 / Новости В Киеве блогеры проникли на режимный объект, чтобы показать недостроенные военные катера

01.01.2021 19:02 / Колонки Ты хоть понимаешь?

14.11.2020 11:29 / Новости Умер Джигарханян

20.10.2020 15:41 / Новости Зеленский вспомнил осенью о весенних посадках

Комментарии (0)

Добавить комментарий


Loading...

картотека

добавить материал

Обновления

12.04.2021 13:27 Барбул Павел Павел Барбул - фигурант многочисленных антикоррупционных расследований

09.03.2021 18:29 Гамалий Сергей Губернатор Хмельницкой области Гамалий: польское гражданство, связи с криминалом и задержания за вымогательство

25.02.2021 19:12 Пан Александр Александр Прочухан, Константин Мамчур и Чеслав Пестюк: мошенники на миллиард

последние статьи

загрузка...
baner Copyright © 2010-2021 "Досье". Разработка сайтов WebUnion При полном или частичном воспроизведении материалов ссылка на www.dosye.com.ua обязательна (для интернет-ресурсов - гиперссылка). Администрация сайта может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы.
Адрес редакции: [email protected]
выборы депутатов политики Украины новости верховной рады биография Януковича биография Тимошенко
сайт ТЕМА